Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти    

СМИ: Распоряжение Правительства РФ по социально-экономическому развитию Тувы «тянет» на 180 миллиардов рублей

СМИ:  Распоряжение   Правительства РФ  по социально-экономическому развитию Тувы «тянет» на 180 миллиардов рублей
23.04.2015
17 апреля председатель федерального правительства Дмитрий Медведев подписал распоряжение № 678-р «План мероприятий, направленных на социально-экономическое развитие Республики Тыва, на 2015–2025 годы». Распоряжение дает «зеленый свет» реализации 10 проектов, начиная с железнодорожного (Усть-Элегест — Кызыл — Курагино) и заканчивая спортивно-концертным комплексом в поселке Каа-Хеме. На первый из всех источников, включая Фонд национального благосостояния, без малого 160 миллиардов рублей, на большинство других — по миллиарду и более. На поворот М-54 от Кызыла на запад республики до пункта двухстороннего пропуска Хандагайты — Боршооо — 6 млрд. В прокладку высоковольтной ЛЭП Шушенское — Кызыл, которая даст возможность подсадить на дешевую электроэнергию Саяно-Шушенской ГЭС почти всю Тоджу, будет тоже вложено несколько миллиардов: только на ее проектировку предусматривается 150 млн. рублей. 

Таким образом, цена распоряжения № 678-р тянет как минимум на 180 млрд рублей. Эта цифра казалась бы фантастической даже в благополучные нулевые. Тем более, что распоряжением определены жесткие сроки реализации всех его пунктов — два-три года. Сейчас, когда под нож секвестра попали большинство предварительно одобренных проектов федерального значения, в реальность принятия такого решения на Краснопресненской набережной не верилось совершенно. Но вот оно, передо мной, вот подпись Медведева… 

…Формально история этого документа начинается с осени 2013 года, когда Шолбану Кара-оолу удалось втиснуть вопрос о комплексном развитии республики в повестку ноябрьского заседания правительства России. Хотя предыстория каждого пункта распоряжения уходит корнями гораздо глубже. С уходом в прошлое распределительной советской экономики Тува фактически осталась у разбитого корыта. В промышленном секторе, например, уже к середине 90-х в строю действующих насчитывалось лишь два производственных предприятия регионального уровня — Кызылская ТЭЦ и Каа-Хемский угольный разрез. На муниципальном уровне промышленность представляли разве что котельные и дизельные электростанции в райцентрах, которые в основном занимались производством убытков, периодически банкротились, меняли вывески и продолжали прозябать благодаря дотациям из бюджета в виде субсидий малоимущим семьям. Это был тупик. Расчеты показывали, что вывести из него, стать локомотивом экономики не в состоянии ни наше сельское хозяйство, ни туриндустрия, хотя, начиная с времен перестройки, в мифы о том, что именно эти отрасли могут стать ключиком от двери к процветанию, поверили многие. Да, как базу для расширения самозанятости жителей Тувы, особенно в сельских районах, развивать их можно и должно. Но проблему дотационности бюджета республики на их основе не решишь, а значит, не решишь и главной задачи — роста качества жизни населения. 

Ведь федеральный бюджет финансирует регионы по усредненным стандартам, которые, мягко скажем, рассчитаны на не самый высокий уровень потребления. Это регионы-доноры могут позволить увеличивать зарплаты своим бюджетникам, которые потом перетекают в частный сектор экономики, устанавливать надбавки к пенсиям, оплачивать пенсионерам льготы, закупать дополнительно дефицитные и дорогие медикаменты, строить новые детсады и школы, дотировать содержание в них детей и т.д., и т.п. Именно эти траты напрямую влияют на то, что абстрактно называется качеством жизни. И именно они остаются для дотационных регионов непозволительной роскошью. Тем временем, выход из тупика был теоретически известен — через освоение минерально-сырьевой базы Тувы. Еще в советские годы объем разведанных запасов высококачественного коксующегося угля геологи довели до 20 млрд. тонн. А есть еще и полиметаллы, известняк, есть, наконец, рассыпное и рудное золото. Не было трех слагаемых, трех элементов: железной дороги в Туву, электроэнергии, без которых материализовать это богатство невозможно, и, главное, не было человека, который бы оказался настолько по-хорошему нагл, что решил бы для себя: я смогу. Несколько лет светился в республике Пугачев, но как выяснилось в итоге, строить дорогу, а тем более развивать энергетическую инфраструктуру Тувы в планах беглого экс-сенатора не значилось. И проект дороги, и попытка отрыть карьер в Усть-Элегесте, скорее всего, служили дымовой завесой для прикрытия единственной цели — увеличить капитализацию месторождения, чтобы продать его с многократной личной выгодой. 

В отличие от пугачевщины, реализация проектов, перечисленных в распоряжении № 678-р, на личных банковских счетах Шолбана Кара-оола не отразится никак. Продажей природных ископаемых занимается Москва. Деньги на стройки пойдут, тоже минуя республиканский бюджет, распоряжаться ими будут инвесторы, федеральные министерства, ведомства и корпорации. Но именно Кара-оол, похоже, и стал тем самым — третьим, элементом. Правда, сам он считает, что сделано всего пол-дела, впереди вторая половина, не менее, а может, и более трудная. Ему виднее. Но уже сейчас за то, что удалось, даже без учета осуществленного в ходе подготовки к юбилею единения России и Тувы, перед ним стоит снять шляпу. 

Те, кому приходилось оформлять справки для личных нужд в городских или районных инстанциях, наверняка покрываются холодным потом при одном воспоминании об этих мытарствах. Хождения по московским кабинетам отличаются от них разве что тем, что в приемных предлагают присесть и работают кондиционеры. Свои сложности, конечно, есть. Просить в них не принято, здесь нужно доказывать целесообразность предполагаемых трат, решений, их значимость для региона и пользу для всей страны. А эта взаимосвязь не всегда очевидна, зато логика оппонентов проста и железобетона: а зачем эту кашу заваривать? И без нее республика живет прилично, не жирует, конечно, но и не бедствует. У страны есть проблемы актуальнее, чем ваша. Как это ни странно, но проще всего в этом плане дался вопрос железной дороги. Впрочем, ничего странного: обоснование у него было железное — те 20 млрд. тонн угля, костяк проекта имелся и биться за него Кара-оолу помогал плечом к плечу новый инвестор — Байсаров. 


А вот доказательство острой необходимости развития энергетической инфраструктуры составили не один том справок, расчетов, начиная от данных реального потребления в период пиковых нагрузок, кончая копиями отказов энергетиков в подключении к сетям производственных и социальных объектов. Не признавали в Минтопэнерго России сам факт дефицита тепло-электроэнергии в Туве даже после первого рассмотрения вопроса на упомянутом ноябрьском заседании федерального правительства. Понимание пришло позже и не само собой. Неоднократно глава Тувы обивал пороги министерства, добавляя каждый раз все новые и новые расчеты, справки, акты, ходатайства. Но действовали они слабовато. Как часто бывает, помог случай. Не было бы счастья, да несчастье помогло. В Хову-Аксы произошла авария в котельной, сразу попавшая в поле зрения федеральных властей. Удивительно, но из этой ситуации, в которой многие сосредоточились бы на ликвидации последствий ЧП и только, Шолбан Кара-оол сумел извлечь максимум выгоды для республики. 

Он не пропускал ни одного совещания с участием президента и председателя правительства России: Красноярск, Абакан, Москва, Новосибирск, — и на каждом поднимал один и тот же вопрос — об энергетической безопасности регионов. Причем в лоб не атаковал, о Хову-Аксы если и вспоминал, то вскользь, упор делал на том, что эта проблема — общая для всех моногородов страны с единственным градообразующим предприятием, поэтому требует решения на федеральном уровне. Закономерно, что тем самым он привлек на свою сторону практически всех коллег-губернаторов, и, главное, его услышали и Путин, и Медведев. Он сумел вытащить в Кызыл практически все руководство минтопэнерго, причем кое-кто побывал у нас неоднократно. В итоге наличие дефицита теплоэлетроэнергии в Туве Москва признала. И если определить сухой остаток от этой кампании, то он выглядит так: в минусе — 500 миллионов коммерческого кредита, потраченного на Хову-Аксы, в плюсе — миллиард с лишним на закольцевание высоковольтной ЛЭП через Чадан, сотни миллионов — на Ак-Довуракскую ТЭЦ, а теперь еще и несколько миллиардов на ЛЭП Шушенское — Кызыл. 

Еще труднее оказалось убедить профильное федеральное министерство и Росавтодор в целесообразности поворота М-54 на запад. В успех этой инициативы Кара-оола, наверное, не верил никто. И действительно, зачем менять маршрут федеральной автотрассы, если она номинально свое предназначение для страны выполняет и в действующей схеме? Тратить миллиарды только на то, чтобы нескольким десяткам тысяч жителей нескольких сельских районов в далекой Туве стало комфортнее жить и работать? Неудивительно, что первоначально проект зарубили резко и, казалось, бесповоротно. Основанием для отказа стали расчеты Росавтодора, согласно которым поворот обходился в 34 млрд. рублей. Сумма, не приемлемая Москвой ни при каких обстоятельствах. Но Кара-оол снова пошел в обход. Утяжелил папку с обоснованием проекта тот факт, что именно на пропускной монгольский пункт Боршоо выходит трансконтинентальная автотрасса Европа — Азия, а к самому пункту по заказу монголов китайские подрядчики уже проложили первоклассную магистраль. Тем самым, из тупика, которым практически заканчивается сегодня «Енисей», М-54 превратится в международную артерию. И все же решающую роль сыграло то, что он добился пересчета сметы расходов на поворот. В результате она сократилась до 6 млрд. рублей. Но и после этого министерство не сдавалось, считая, что в урезанную сумму проект просто не уложится. Кара-оолу пришлось выманивать из Москвы самого министра и везти его по дороге А-162, чтобы доказать: М-54 в новом варианте пройдет не по целине, а по действующей, вполне приличной автостраде. После этой поездки министр завизировал проект. Теперь у него не оставалось противников. 

Это только два эпизода из множества «боев» местного и федерального значения, которые пришлось выдержать команде Кара-оола до ноябрьского заседания правительства. Прошло оно для Тувы гладко, закончилось решением доработать детали. Глава Тувы, выступивший на нем с докладом, вернулся из Москвы с крыльями за спиной, погрузился в подготовку к юбилеям, провел их, а потом грянул кризис. Бюджет и внебюджетные фонды вдруг резко съежились и продолжают съеживаться. Кара-оола вполне можно было бы понять, махни он рукой на все, и довольствуйся тем, что уже сделано и что еще надо доделать. Но его блоги ВКонтакте и фейсбуке все последние полгода предельно насыщены записями одного рода: «Был на приеме у министра… Нашел понимание… Обещает поддержку…» Кто-то подсчитал, что в эти полгода только в Москву он вылетал не меньше 20 раз. Выходит, не зря. 

Роман Тас-оол, Тувинская правда

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: 

Правительство России утвердило план социально-экономического развития Тувы на 2015 – 2025 годы

Андрей Чымба: Подписанный Дмитрием Медведевым план по развитию Тувы для меня стал лишним подтверждением, что вода камень точит

Медики: Поддерживаем настойчивость Главы Тувы в вопросе завершения строительства Терапевтического корпуса

Ученый: Очень хорошо, что принято решение о строительстве железной дороги в Туву. Но на этом останавливаться не стоит.

Эльвира Лифанова: Тува получила новый толчок к развитию

Прокладка волоконно-оптических линий связи – это хорошая инициатива правительства Тувы – связисты

Юрий Южаков: План развития Тувы, подписанный Дмитрием Медведевым, является очень ценным документом



При использовании и перепечатке материалов ссылка на gov.tuva.ru обязательна